Обелиск в бывшем х. Крутой Ровеньского района

Обелиск в бывшем х. Крутой Ровеньского района В июле 1942 года немцы заняли Ровеньской район. К этому времени целые подразделения отступающих красноармейцев еще находились здесь. Разрозненно, не всегда без боя, пробирались они к линии фронта. Удача сопутствовала далеко не всем. Многих навеки приняла ровеньская земля. С неравными боями отступала через хутора и села Ровеньского района дивизия генерал-майора Кулешова. Позади Фомино, Новоалександровка, Копанки. В районе Ржевки создалось серьезное положение - грозило окружение. Разведка установила, что в двух километрах от хутора Крутой по большаку движутся крупные части немецких войск. Было принято решение отходить, не вступая в бой, отдельными подразделениями.

Путь штабной батареи, которую возглавил младший лейтенант Горбенко И. Я., лежал через хутор Крутой. К ней присоединились солдаты, отставшие от своих подразделений. Так была создана сводная рота. Она была разбита на пять взводов. Назначены командиры и их заместители. Выявлено наличие видов оружия. Утром седьмого июля советские воины вступили в хутор Крутой. Быстро заняли круговую оборону.

- Враг не заставил себя ждать, - вспоминает участник боя А. Ф. Мальков. - На левом фланге (южная сторона хутора) раздался треск автоматных очередей и пулеметов. Со стороны леса противник длинной цепью двигался уверенным шагом на нас. Свинцовый дождь наших пулеметов заставил залечь фрицев. Потом снова атака. А когда и она захлебнулась, Горбенко поднялся в контрнаступление. Враг был вынужден отступить. В пылу яростной схватки и душевной тревоги время летит незаметно. Солнце своим полуденным зноем нещадно жгло нас, стояла невыносимая духота. Пот катил градом, хотелось пить, хотя второй день во рту не было ни макового зернышка. Уставшие и измученные голодом красноармейцы терпеливо продолжали ждать повторного наступления. Но его не было. Вечером, когда стало смеркаться, младший лейтенант Горбенко принимает решение вести роту в контратаку. Другого выхода не было. Кончились боеприпасы, иссякали силы. Первым с криком: "Ура! Вперед! За Родину!" встает и бросается отважный командир. Его дружно поддержали солдаты, рассыпавшись цепью. Враг встретил шквальным огнем. Рвались мины, свистели пули, падали товарищи. Ранило командира. Его заменил лейтенант Мальков. Атака продолжалась. Наконец немцы отступили. Поздним вечером отважные воины возвратились в хутор. Подкрепившись, этой же ночью ушли, оставив на попечение населению раненых бойцов.

На рассвете 8 июля немцы заняли хутор. С ужасом вспоминает этот день Варвара Федоровна Волкова. Она рассказывает: "Фрицы обшаривали все уголки дворов и подвалов. Обнаружив красноармейца, не считались с его ранами. Толкая дулом автомата в спину, гнали на колхозный двор. Туда же собирали мирных граждан. Одного бойца пристрелили лишь за то, что тот не мог подняться на ноги. Стариков и женщин заставили рыть яму. Работали не разгибаясь. Хотелось пить, хоть немного передохнуть. Но за каждое приостановление фриц бил плеткой. Когда яма была готова, подъехала грузовая машина. С нее стали сгружать тела убитых накануне в бою немцев. Около 60 фрицев нашли свою смерть у Крутого. Похоронив своих собратьев, гитлеровцы приступили к коварному злодеянию. Кровью десятков русских солдат обагрилась в этот день Крутая балка, от которой получил название хутор".

На месте, где были расстреляны красноармейцы, стоит сегодня скромный обелиск, поставленный неутомимым краеведом-любителем, пенсионером, ветераном войны М.Ф. Савченко и его подопечными - учащимися Крутянской школы. А в центре хутора Крутой Михаил Филиппович со своими помощниками по собственному эскизу заказал и установил памятник погибшим односельчанам. Хутора уже давно нет на карте нашей страны, но памятник и обелиск до сих пор напоминают нам об ужасах прошедшей войны…



Возврат к списку